Цензура в Интернете

На заре становления Интернета он воспринимался как зона неограниченной свободы. Вроде как сбылась вековая мечта человечества — вольная жизнь, не стеснённая ни государственными границами, ни законами. Делай что хочешь, пиши что хочешь…

Пока во Всемирной Паутине, в начале 90-х годов, насчитывалось лишь несколько тысяч сайтов и десятки тысяч пользователей — так оно, в общем, и было. Надо ещё учесть, что за «контингент» имел тогда в эту самую Паутину доступ — в основном представители IT-индустрии, профессионалы высокого класса, и примкнувшие к ним энтузиасты. Молодые интеллектуалы. Это сказывалось на уровне и качестве интернет-контента.

135

Хотя ничто человеческое не чуждо и высоколобым. Интернет оказался гениальным способом распространения пиратских медиафайлов и софта, равно как и порнографии. Пиратский софт и «нехорошие» фото (видео, при тогдашней пропускной способности сетей, выкладывать и качать было актом настоящего мазохизма), что называется, заполонили Сеть. По сей день многие считают, что Интернет — это в первую очередь рассадник пиратства и порнографии.

О вольности в политическом плане не приходится и говорить: писали что угодно и о ком угодно, не боясь и не стесняясь.

Сейчас, конечно, не так. «Закручивание гаек» идёт медленно, но верно — и речь не только о так называемых странах-изгоях коммунистического или радикально-религиозного плана.

В США, странах Запада, Японии, «азиатских тиграх» — словом, в тех странах, что принято именовать цивилизованными, — цензуру в Интернете оправдывают благими пожеланиями: борьбой с детской порнографией, политическим и религиозным экстремизмом, а также, само собой, пиратством.

Вот, кстати, определение интернет-цензуры в Википедии, а также некоторые примеры её применения в разных странах:

Интернет-цензура (англ. «Internet Censorship») — контроль и пресечение публикации или доступа к информации в сети Интернет. […] По информации из отчета общественной организации «Репортеры без границ», за 2008 год было закрыто или заблокировано 1 740 веб-сайтов, 105 блоггеров пострадали за публикацию материалов в сети Интернет, из них 1 — убит, 59 — арестованы, 45 — подверглись физическому нападению.

В декабре 2008 года британская организация Internet Watch Foundation (IWF) занесла версию статьи Virgin Killer на английском языке в свой «чёрный список», так как в онлайн-энциклопедии демонстрировалась оригинальная версия обложки музыкального альбома Virgin Killer немецкой группы Scorpions.

В результате пользователи многих британских провайдеров лишились возможности просматривать эту статью. (На упомянутой обложке диска «Скорпионс» изображена обнажённая девушка, на вид примерно 15 лет, — таким образом, цензоры усмотрели признаки детской порнографии. — Авт.)

В Германии в первой половине 2009 начал активно продвигаться законопроект цензуры в сети. Инициатор, министр семьи и молодёжи Ursula von der Leyen, популяризирует «борьбу» с детской порнографией вводом «страниц-заглушек» перед запретным материалом. […] …Естественно подобные соединения протоколируются криминальной полицией.

Самая жёсткая в мире цензура интернет-источников существует в Иране. Вне закона находятся сексуальные и политические сайты, информация о правах женщин и блоги.

13 июля 2009 года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал законодательные поправки, приравнивающие все интернет-сайты к СМИ и позволяющие судам прекращать работу порталов.

В Китае действует так называемый «Великий китайский файрволл», который блокирует IP-адреса сайтов «сомнительного содержания». Китайское правительство возложило на провайдеров обязанности по блокировке неугодных сайтов (например, новостного сайта Би-би-си).

В период с 2004 по 2008 год на Кубе Всемирной паутиной могли пользоваться только врачи и высшие чиновники, остальным гражданам это было запрещено на законодательном уровне. При правительстве Рауля Кастро Интернет разрешили гражданам, но полноправно им пользоваться будут не скоро, что объясняется отсутствием инфраструктуры и временными законами, регулирующими коррупцию в этой сфере.

24 октября 2008 года президент «Руссофт» Валентин Макаров прочитал доклад «Предложения по мерам содействия развитию информационного общества», в котором высказана идея о «предоставлении доступа к зарубежным ресурсам в сети интернет через шлюз», т. е. фактически о создании общероссийского файрвола по образцу китайского.

Северная Корея располагает каналом связи с Интернетом, но внутри страны доступных веб-серверов нет, а несколько принадлежащих северокорейскому правительству сайтов физически находятся в других странах. Тем не менее, с 2004 года в КНДР есть электронная почта, доступная ограниченному кругу лиц; других видов публичного интернет-доступа нет, кроме единственного интернет-кафе. […]

В Узбекистане Интернет находится практически под полным контролем государства. Спецслужбами страны осуществляется тотальная цензура СМИ и массовая фильтрация веб-контента. В течение последних нескольких лет узбекские Интернет-пользователи лишились доступа к нескольким сотням оппозиционных веб-ресурсов, сайтов независимых средств массовой информации.

Таким образом, интернет-цензура в том или ином виде существует во многих странах, в том числе и в России, и есть тенденция её усиления.

Вот одна из последних «вестей с фронта» в России:

«Очередной блоггер попал в поле зрения правоохранительных органов. Против 30-летнего пользователя «Живого журнала» из Самары возбуждено уголовное дело. Дмитрия Кирилина подозревают в экстремисткой деятельности.

Кирилину предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 280 УК РФ (Призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Как утверждает следствие, еще в 2006 году блоггер под ником new-m0ray в своем интернет-дневнике «призывал посетителей своей страницы к свержению существующего политического строя, а также неуважительно высказывался в адрес действующих властных структур». Сообщается, что обвинение строится на нескольких записях, касающихся Владимира Путина. Если вина Кирилина будет доказана, ему может грозить до трех лет лишения свободы.

Эксперты уже заговорили об опасной тенденции обвинения блоггеров и не исключают в скором времени появления закона об интернете, который будет ограничивать свободу слова в сети«.

Цензура, как известно, бывает «плохая» и «хорошая». «Плохая» — это когда сводят счёты с неугодными по политическим, расистским или религиозно-экстремистским мотивам. «Хорошая» — когда идёт борьба с детской порнографией, экстремизмом, пропагандой наркотиков, демонстрацией насилия…

Вот мнение известного веб-дизайнера и блоггера Артемия Лебедева, который выступает именно за «хорошую» цензуру. Цитирую в сокращении, опуская матерные слова.

«…В эпизоде с видео времен чеченской войны, где боевики режут горло новобранцам, наблюдается странная позиция жжшных цензоров. Почему-то это видео не запрещается немедленно, хотя по всем писаным и неписаным правилам должно.

Видео про отрезание голов омерзительно и бесчеловечно не потому, что жертвами выступают федералы, а палачами — чеченцы. На это нельзя смотреть в любой конфигурации.  Я не хочу, чтобы доступ к подобного рода материалам был сколько-нибудь беспрепятственным.

Я за цензуру. Без цензуры невозможно нормальное существование общества. Выступать против цензуры — инфантильное малодушие. Любой редактор — цензор. Даже кнопка «бекспейс» на клавиатуре — инструмент цензора. Цензура нужна и важна. Дальше каждый сам себе выбирает продукт того или иного цензора.

Кто скажет, что в Америке нет цензуры, тот м…к и невежда. В Америке ее на всех хватит, можно на экспорт отправлять. Например, только в феврале этого года Обама снял запрет на фотографирование солдатских гробов. Во время первой иракской войны запретили фоткать гробы, потому что слишком красивые кадры выходят — уходящий за горизонт ряд накрытых американскими флагами ящиков. И все, 18 лет никто пукнуть не смел. Или, например, события 11 сентября. Х… вы в американской печати встретите фотографии прыгающих с небоскребов людей. Эти фотографии были запрещены к печати. Их можно найти на сайтах с сомнительной репутацией, но нельзя найти на приличных сайтах.

Именно этого я и хочу. Чтобы ЖЖ был сайтом с приличной репутацией. И чтобы найти на нем омерзительные материалы было нельзя. На х…вых сайтах — пожалуйста. Я не против районов красных фонарей, но против борделя за соседней дверью.  Можно ли показывать фотки погибших, погибающих, собирающихся погибнуть людей? Можно, если в них есть определенная доля человеческого взгляда на происходящее. Остальные кадры надо оставить для криминалистов.

Быть субъективным в этом вопросе — совершенно нормально и разумно. Цензура нужна«.

Согласны ли Вы с Артемием Лебедевым? Действительно, Интернет, и в первую очередь сетевые дневники, захватила эпидемия кровавых роликов, снятых чаще всего на мобильные телефоны: катастрофы, пытки, избиения… Иногда это инсценировки, а иногда нет. Популярность таких «картинок» ненамного уступает порнографии. Это, как говорится, «спекуляция на низменных чувствах зрителей». Ничего хорошего в этом, конечно, нет, и цензура здесь может быть полезна.

Но многие люди выступают вообще против любой цензуры, опасаясь, что она быстро превратится в инструмент преследования любых «неугодных». Как говорится, а судьи кто?

Кстати, как быть с нецензурной бранью, с матерщиной в Живом Журнале в частности и в Сети вообще? Нужна ли цензура ещё и в этом плане — или это будет покушение на свободу самовыражения?

Нравится это нам или нет, но, повторюсь, время сетевой «анархии» уходит, «гайки» постепенно закручиваются — со всеми плюсами и минусами этого дела.

Р. Иванов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Антиспам:

Архив статей: